Секс. Еда. Культура. Смерть.

Возрожденная программа С.Е.К.С, где последнее С было закономерно преобразовано из Славы в Смерть, продолжает культурологические штудии на материале самых актуальных и экстремальных произведений как документального, так и игрового киноискусства в весьма широком диапазоне от самого массового до эксклюзивно уникального.
 
Сексуальность наиболее ярко представлена средиземноморской культурой: итальянской политической параболой «Порно и свобода» с порно-звездой депутатом парламента Чиччолиной и фильмом о балете мэтра итальянского кино Давиде Феррарио с символическим названием «Секссс» .
 
В совершенно иной культурный контекст зрителя переносит японский фильм «Мисо суп Ханы». Национальные кухни (как и транснациональные любовные отношения) оказываются не только формами утверждения собственного своеобразия и уникальности, но и важнейшим механизмом взаимодействия культур, причем не только кулинарных.
 
Армянская культура на переломе эпох после развала Советского Союза раскрывается во всей своей противоречивости в картине Давида Сафаряна «Местное время 28 часов 94 минуты». Эта лента, над которой режиссер работал почти четверть века своим трагическим эпическим размахом напоминает, пусть в меньшем масштабе, знаменитый сериал «Игра престолов». Погоню за эпичностью сериалов продолжает показанная на Берлинале восьмичасовая лента «Колыбельная печальной тайне» филиппинца Лава Диаса, выводящая нас на проблематику смерти, как основную для программы С.Е.К.С. этого года. 
 
Если здесь канву повествования составляют поиски тела Андреса Бонифацио, то  в картине Пабло Агуэро «Эва не спит» в компании звезд Гаэля Гарсия Берналя и Дени Лавана мы следим за злоключениями забальзамированного тела лидера аргентинского народа Эвы Перон – некогда легендарной Эвиты.
 
Кирилл Разлогов